ЮРИДИЧЕСКИЕ И ДЕОНТОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ АНЕСТЕЗИОЛОГИИ





ЮРИДИЧЕСКИЕ И ДЕОНТОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ АНЕСТЕЗИОЛОГИИ


Выделение анестезиологии и реаниматологии как самостоятельной специальности привело к тому, что анестезиолог стал нести полную личную юридическую ответственность за те действия, которые, согласно нормативным документам Министерства здравоохранения, входят в его обязанности и компетенцию. При совместной работе с другими специалистами каждый отвечает юридически только за свои действия, которые должны соответствовать профессиональным медицинским требованиям.

Хирург или представитель другой самостоятельной специальности точно так же несет юридическую ответственность только за свои действия. Таким образом, при совместной работе ответственность за больного делят разные специалисты, участвующие в лечении. Естественно, что совместная работа не может нормально протекать без взаимного доверия, соблюдения деонтологических и этических норм. Конфликты юридического характера часто являются следствием нарушения этих норм. Юридические взаимоотношения работающих вместе представителей самостоятельных специальностей не допускают преимуществ одного перед другим вне сферы их специальности, дачи указаний и выполнения действий в области, относящейся к компетенции другого специалиста.

Рассмотрим с юридической точки зрения наиболее типичные разногласия между анестезиологами и представителями других специальностей на разных этапах совместной работы: при обследовании больного, определении факторов риска анестезии и операции, выборе времени операции, выборе метода анестезии, в периоде анестезии и операции, послеоперационном периоде, в отделении реанимации и интенсивной терапии.

Напомним также права и обязанности консультантов в медицине. Консультанта привлекают к обследованию и лечению больного. Мнение и рекомендации консультанта в области его профессии учитывает лечащий врач того отделения, где находится больной. Однако, с юридической точки зрения, консультант имеет совещательный голос: окончательное решение относительно лечения больного принимают лечащий врач и заведующий отделением или тот специалист, который должен лично выполнить рекомендации консультанта. Типичной является следующая ситуация. Консультанттерапевт сделал запись в истории болезни о допустимости определенной операции и анестезии только по жизненным показаниям. В принципе такая запись не должна иметь места, поскольку в данном случае терапевт решает вопросы, относящиеся к компетенции других специалистов. Анестезиолог и хирург имеют право отвергнуть рекомендацию терапевта и взять на себя ответственность установить другие показания к операции или анестезии.

Много споров вызывает нередко возникающая ситуация, когда лечащий хирург и анестезиолог имеют разногласия по поводу достаточности дооперационного обследования больного и возможности назначить плановую операцию. С юридической точки зрения, ответственность за больного и определение времени выполнения операции лежит на лечащем враче, т.е. хирурге. Заметим, что рекомендации и возражения анестезиолога иногда носят формальный характер, а назначенные анестезиологом дополнительные исследования фактически не влияют на выбор и ведение анестезии. Если разногласия возникают по важному вопросу, существенно влияющему на действия анестезиолога и безопасность больного, то следует обсудить их коллегиально с лечащим врачом и заведующими отделениями хирургии и анестезиологии. Анестезиолог должен привести убедительные доводы, на основании которых он рекомендует дополнительные исследования или лечебные мероприятия. Тем не менее, на наш взгляд, окончательное решение о выборе времени операции должен принимать хирург. Анестезиолог при этом обязан сделать все от него зависящее для безопасности больного и необходимого анестезиологического обеспечения. Отказ от участия в анестезии при несогласии анестезиолога с хирургом юридически недопустим, поскольку приведет к худшим условиям оперирования и, следовательно, к отрицательным последствиям для больного. Выбор и ведение анестезии анестезиолог в подобной ситуации осуществляет с учетом предполагаемых, но не выявленных нарушений.

При операции и анестезии в амбулаторных условиях выявление факторов повышенного риска анестезии и операции входит в компетенцию анестезиолога. С юридических позиций анестезиолог имеет решающий голос при отборе и допуске больного к операции и анестезии вне стационара. Все спорные ситуации должны разрешаться в стационарных условиях.

При жизненных показаниях к операции у больных с крайне высокими степенями анестезиологического и хирургического риска анестезиолог не вправе отказаться проводить анестезию в сроки, которые хирург устанавливает для начала выполнения операции. Ни анестезиолог, ни хирург не имеют права отказать больному в оперативном лечении и анестезиологореанимационном обеспечении даже при ничтожных шансах на успешный результат.

Выбор анестезии относится, несомненно, к компетенции анестезиолога. Тем не менее нередки разногласия, касающиеся почти всегда одной и той же проблемы: хирург считает показанной общую анестезию, а анестезиолог настаивает на операции под местным обезболиванием. Причина разногласий чаще всего кроется в следующем: данную операцию, например аппендэктомию, традиционно в прошлом выполняли под местной и лишь в отдельных сложных случаях применяли общую анестезию. В настоящее время хирурги перестали мириться с недостатками местного обезболивания, приводящими к дополнительным трудностям и вызывающими у больных неприятные ощущения. А.В. Вишневский разработал эффективный способ местной инфильтрационной анестезии при аппендэктомии, который, однако, не применяется анестезиологами. Между тем в обязанности анестезиолога входит проведение анестезии независимо от ее вида и создание хирургу оптимальных условий оперирования, а больному — полноценного обезболивания. При опросе больных, перенесших аппендэктомию под местной анестезией, выявляется, что около половины из них испытывали боль при операциях, даже в случаях, когда оперирует прекрасно владеющий местной анестезией хирург.

Подобные разногласия вряд ли могут быть решены на правовой основе. При взаимном доверии и договоренности спор разрешить значительно легче. В некоторых случаях хирург может выполнить местную анестезию при одновременном проведении анестезиологом дополнительной аналгезии, седации или атаралгезии.

По нашему мнению, подобные разногласия относительно выбора местной или общей анестезии прекратятся тогда, когда все виды местной и регионарной анестезии будут выполнять только анестезиологи. К такому положению стремятся анестезиологи многих стран.

Во время анестезии и операции в профессиональнодолжностные обязанности анестезиолога входят проведение собственно анестезии, наблюдение за состоянием больного и лечебные мероприятия при возникновении тех или иных нарушений. Анестезиолог полностью ответствен за проводимые мероприятия. Хирург в этом периоде отвечает только за выполнение операции.

Нередко разногласия возникают по поводу возмещения операционной кровопотери. Согласно приказу министра здравоохранения СССР «Положение о заведующем отделением анестезиологииреанимации лечебнопрофилактического учреждения (приложение 1), о враче анестезиологереаниматологе лечебнопрофилактического учреждения (приложение 2), о лаборанте с высшим образованием отделения анестезиологииреанимации (приложение 3), о старшей медицинской сестре отделения анестезиологииреанимации (приложение 4), о медицинской сестреанестезисте отделения анестезиологииреанимации (приложение 5), о лаборанте со средним образованием отделения анестезиологииреанимации (приложение 6)» № 501 от 27 июля 1970 г., переливание крови не может осуществлять врач, занятый в то же время проведением наркоза. В больницах, где этот приказ нарушается с согласия руководства, в случае тяжелых осложнений гемотрансфузии юридическую (в том числе уголовную) ответственность несет руководитель анестезиологической службы, т.е. заведующий отделением анестезиологии или хирургии (если в больнице имеется анестезиологическая группа).

Разногласий по такому поводу не возникает, если соблюдаются правила переливания крови, а также рекомендации гематологов. При показаниях к гемотрансфузии для ее осуществления в периоде анестезии по решению администрации больницы заранее должен быть назначен свободный от неотложной работы врач из анестезиологического, хирургического, а при необходимости из любого другого отделения. Переливание индивидуально подобранной крови проводят по общим правилам, соблюдая соответствующую инструкцию.

Если во время вмешательства состояние больного ухудшается, требуется изменить ход операции или ее временно приостановить, хирург должен быть немедленно информирован о состоянии больного. Анестезиолог проводит мероприятия, показанные больному, а хирург принимает решение о дальнейшей тактике.

В послеоперационном периоде в обязанности анестезиолога входят наблюдение за больным и обеспечение его стабильного состояния до выхода из анестезии, восстановления адекватного самостоятельного дыхания, защитных рефлексов дыхательных путей, глотания, мышечного тонуса, нормальных для больного показателей гемодинамики. При поступлении большого числа больных анестезиологу приходится участвовать в следующей экстренной операции, поэтому он не может обеспечить наблюдение. В связи с этим до выхода из анестезии больной должен быть помещен в отделение или палату реанимации и интенсивной терапии. Персонал анестезиологореанимационного отделения несет ответственность за лечение больного. В случае отсутствия в больнице палат реанимации и интенсивной терапии и невозможности обеспечить ведение больного анестезиологомреаниматологом, занятым на другой операции, старший дежурный по больнице и ответственный дежурный хирург должны решить вопрос об организации индивидуального поста интенсивного наблюдения и лечения. В больницу может быть вызван заведующий отделением анестезиологии или свободный от работы анестезиолог.

К сожалению, все еще случаются трагичные инциденты, когда за больными в послеоперационном периоде не обеспечивается надлежащего наблюдения. Особенно опасно помещать таких больных в ночное время в общие палаты хирургического отделения, где дежурный персонал не обеспечивает должного непрерывного наблюдения. После операции анестезиолог может прекратить наблюдение за больным только после восстановления сознания, мышечного тонуса, рефлексов, дыхания, стабилизации гемодинамики. При соблюдении этих условий анестезиолог вправе перевести больного в хирургическое отделение под наблюдение дежурного или лечащего врача. В дальнейшем анестезиолог участвует в ведении больного на правах консультанта, назначая или проводя лично мероприятия по профилактике, выявлению и лечению осложнений анестезии и нарушений гемостаза. Юридическую ответственность за больного в этом случае несут лечащий хирург и персонал хирургического отделения.

Если послеоперационный больной находится в отделении реанимации и интенсивной терапии, то юридически ответственными за его состояние являются лечащий анестезиологреаниматолог, персонал и заведующий этим отделением. Хирург работает с больным на правах консультанта, неся ответственность и выполняя действия, относящиеся к его профессиональной компетенции. Интенсивную терапию назначают врачи и выполняет персонал отделения, где находится больной.

При совместной работе один из специалистов может выявить осложнения в работе и профессиональную некомпетентность другого специалиста. При этом он обязан немедленно потребовать участия в ведении больного специалиста старшего ранга — заведующего отделением или врача, аттестованного по более высокой категории. Специалист, заподозренный в некомпетентности, должен способствовать такой консультации, однако при необходимости не прекращать лечебные мероприятия, анестезию или операцию. Если профессионально некомпетентные действия допускает более высоко аттестованный специалист, то он несет за них личную (юридическую) ответственность.

Аспиранты, клинические ординаторы, интерны и проходящие подготовку молодые специалисты, имеющие стаж работы по специальности менее 2 лет, не являются должностными лицами. К должностным лицам относятся сотрудники больниц, кафедр и лабораторий институтов, являющиеся специалистами в области анестезиологии и реаниматологии.

Все обучающиеся должны работать под контролем специалистов или должностных лиц. Организация их работы и обеспечение правильных условий обучения входят в компетенцию руководителя службы (заведующий отделением, научным подразделением, кафедрой). Врачу, не являющемуся должностным лицом, можно поручать самостоятельное выполнение хорошо освоенных методик. За последствия своих действий, трактуемых как небрежность или халатность в работе, он несет личную юридическую ответственность. Руководитель службы или специалист, являющийся должностным лицом, несет юридическую ответственность за действия обучающихся, если: 1) обучающемуся поручено самостоятельное выполнение недостаточно освоенных им мероприятий; 2) осложнения в работе обучающегося зависят от неправильной организации работы подразделения; 3) обучающийся не освоил обязательных правил техники безопасности, например правил работы с баллонами со сжатыми газами, пожаробезопасности и др.; 4) гемотрансфузионный конфликт возник при нарушении правил организации работы отделения и других подобных ситуациях. Юридическая ответственность руководителя службы или врачаспециалиста (должностного лица) не означает отсутствия юридической ответственности обучающегося за свои действия, если они трактуются как неосторожные, приведшие к телесному повреждению или смерти.

Вопрос о юридической ответственности при осложнениях анестезии, реанимации и интенсивной терапии решают в тех случаях, когда имеется постановление следственных органов, или по представлению администрации лечебного учреждения.

В последнее десятилетие возрастает количество жалоб больных и их родственников на действия медицинских работников, а также судебных процессов между этими сторонами. В капиталистических странах профессиональное страхование анестезиологов (в случае осложнения и выплаты больному или его родственникам компенсации) проводится по наиболее высоким тарифам, так как эта профессия считается связанной с самым высоким риском возникновения осложнений, часто не зависящих от действий врача. В ряде стран появились юристы, специализирующиеся на процессах, возбуждаемых против медицинских работников.

В нашей стране следственные процессы и судебные разбирательства по поводу действий медицинских работников возникают достаточно часто и в них все чаще участвуют анестезиологиреаниматологи. Между тем страхование врачей на случай осложнения в работе и выплаты, согласно статьям гражданского кодекса, компенсации и алиментов больному или родственникам при потере кормильца нетрудоспособных членов семьи отсутствует. Согласно действующему законодательству, в случае развития у больного осложнений по вине врача денежную компенсацию и алименты по постановлению суда, как правило, выплачивают медицинские работники и лечебные учреждения.

При предварительном и судебном следствии по делам о правонарушениях медицинских работников всегда проводится судебномедицинская экспертиза по постановлениям следственных органов (прокуратура) или определению суда, причем комиссионно.

К участию в рассмотрении дел органы судебномедицинской экспертизы привлекают специалистов соответствующего профиля. Экспертная комиссия рассматривает не только подлинники всех медицинских документов, но также все другие материалы следствия (жалобы инициаторов возбуждения дела, записи допроса свидетелей и др.). Если необходимо, то такая комиссия изучает действующие регламентирующие документы (приказы Министерства здравоохранения о работе заинтересованных служб, методические рекомендации и др.) В отдельных случаях комиссия рекомендует дополнительно представить для экспертизы медицинские документы, допросить коголибо из медицинских работников и т.д.

Заключение судебномедицинской экспертной комиссии не является обязательным для судебноследственных органов, но несогласие с ним должно быть мотивировано (ст. 80 УПК РСФСР 1961 г.)1. Если при судебном разбирательстве возникают дополнительные вопросы, то членов комиссии приглашают на заседание в качестве экспертов. Заключение экспертов оценивает суд, и если он признает выводы экспертов обоснованными, то заключение считается доказательством по делу и используется в приговоре (оправдательном или обвинительном). Заключение судебномедицинской экспертной комиссии должно основываться на объективных данных, имеющихся в медицинской документации, и других материалах дела (протоколы опроса свидетелей и участников, дополнительные заключения и др.).

1 УПК РСФСР — УГоловно процессуальный кодекс РСФСР предусматривав порядок проведения суда и следствия, права участников процесса и т.п., наказаний не предусматривает УК РСФСР Уголовный кодекс РСФСР содержит формулировки статей об отдельных видах преступлений и наказании за них, порядок проведения процесса не предусматривает. Оба закона приняты на сессии Верховною Совета РСФСР в l960 г. и введены в действие с 1961 г. В настоящее время они перерабатываются.

При юридическом рассмотрении врачебных и других дел должен неукоснительно соблюдаться принцип презумпции невиновности, что означает необходимость убедительного и объективного доказательства виновности лица, подвергающегося юридическому преследованию. Советское законодательство четко формулирует права обвиняемого при назначении экспертизы: он может заявить отвод эксперту, просить включить в комиссию какихлибо специалистов, указанных им, предлагать дополнительные вопросы, с разрешения следователя присутствовать при производстве экспертизы и давать объяснения экспертам, знакомиться с заключением экспертизы (ст. 185 УПК РСФСР, 1961 г.).

Все сомнительные данные, не имеющие точных объективных доказательств, должны трактоваться в пользу обвиняемого. Это в полной мере относится к судебномедицинским органам, которые обязаны давать заключения, основанные исключительно на объективных материалах дела.

В заключении экспертов устанавливается наличие или отсутствие прямой связи между действиями врача (обвиняемого) и тяжелыми последствиями, приведшими к ухудшению состояния здоровья больного, потере трудоспособности или смертельному исходу. При этом выявляется роль каждого участника медицинской бригады на основании регламентирующих документов, оценивается правильность выполнения профессиональных обязанностей каждым из специалистов, устанавливается персональная ответственность за нарушения, вызвавшие осложнения. Анестезиолог как представитель самостоятельной медицинской специальности несет полную личную ответственность за выполнение профессиональных действий. Они определяются состоянием анестезиологореанимационной службы в стране и действующими регламентирующими документами.

Наиболее тяжелые последствия для врача, в том числе анестезиологареаниматолога, имеют объективно доказанные факты небрежного (иногда преступно небрежного) отношения к профессиональным обязанностям, приведшие к тяжелым последствиям, что по ст. 172 УК РСФСР 1961 г. квалифицируется как халатность. Однако в той же статье говорится о «невыполнении или ненадлежащем выполнении должностным лицом своих обязанностей…» Это не позволяет применить данную статью к медицинскому работнику, не являющемуся должностным лицом (аспиранты, ординаторы, интерны и т.п.). В таких случаях при наступлении смерти больного в связи с действиями врача может быть применена и ст. 106 УК РСФСР (убийство, совершенное по неосторожности). По нашему мнению, необходимо совершенствование правовых нормативов и формулировок в части правонарушений и наказания за них медицинских работников.

При вынесении судом приговора по указанным статьям врачу предъявляются материальные претензии пострадавшего или его семьи, которые могут быть удовлетворены решением суда в той или иной степени при установлении вины конкретного лица или медицинского учреждения.

Постановление суда о гражданской (материальной) ответственности и наказании врача в тех случаях, когда он не допустил какихлибо ошибок в своей работе, но все же возникло осложнение, приведшее к тяжелым последствиям, представляется нам несправедливым. Можно надеяться, что при перестройке системы гражданского и уголовного законодательства и профессионального страхования в нашей стране будет предусмотрено правильное юридическое решение вопросов, связанных с ответственностью медицинских работников при осложнениях в их работе.

Если тяжелые последствия возникли в результате нарушений организационного характера, то юридически oтветственными являются административные работники, в первую очередь заведующий отделением, иногда руководители лечебного учреждения. Административный работник, т.е. заведующий отделением анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии, может быть привлечен к личной уголовной и гражданской ответственности при возникновении осложнений с тяжелыми последствиями в следующих наиболее частых случаях:

1) при нарушениях инструкций и приказов, определяющих правила переливания крови, например приказа министра здравоохранения СССР «О дальнейшем совершенствовании анестезиологореанимационной помощи населению» № 501 от 27 июля 1970 г., запрещающего анестезиологам одновременно проводить анестезию и гемотрансфузию;

2) при несоблюдении правил работы с баллонами со сжатыми газами, приведшем к ошибочному использованию газа, воспламенению, взрыву;

3) при создании условий для использования технически неисправных аппаратов для наркоза, ИВЛ и др.;

4) при необоснованном отказе принять больного в отделение реанимации и интенсивной терапии;

5) при неправильном использовании сотрудников, когда выполнение сложных анестезиологореанимационных мероприятий поручается врачу, не освоившему данный метод, а также при допущении к самостоятельной работе (без контроля опытного врача) молодого специалиста, проходящего обучение (интерн, клинический ординатор, аспирант).

Если в больнице имеется анестезиологическая группа, находящаяся в подчинении у заведующего отделением хирургии, то он может быть привлечен к административной ответственности за перечисленные выше нарушения в организации работы анестезиологореанимационной службы.

Молодые специалисты (через 2 года после окончания медицинского института), проходящие обучение, могут быть привлечены к юридической ответственности при возникновении осложнений с тяжелыми последствиями в тех случаях, когда они самовольно, не ставя в известность старшего врача, применяют методы, не освоенные ими в достаточной мере. Если обстоятельства требуют безотлагательного проведения сложных и практически не освоенных молодым специалистом мероприятий, он должен немедленно информировать об этом заведующего отделением, а в его отсутствие — ответственного дежурного по больнице, опытного анестезиолога. В случае невозможности быстро обеспечить профессиональную помощь молодой врач выполняет необходимые для спасения больного мероприятия, по возможности используя наиболее простые и хорошо изученные им методы.

Суд может освобождать молодого специалиста от уголовной ответственности. Однако известны случаи, когда молодого специалиста приговаривали к возмещению материального ущерба пострадавшему или его семье.

Если при проведении следствия, судебномедицинской экспертизы и судебного разбирательства не выявляются факты небрежного отношения врача и нарушения выполнения профессиональных действий, факты административных нарушений, то имевшее место осложнение и его последствия не могут быть поставлены в прямую причинную связь с действиями врача и обвинения в преступных, уголовно наказуемых действиях должны быть сняты с него. В таких случаях и по Гражданскому кодексу не может быть принято решение о возмещении материального ущерба.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Общая и частная медицинская деонтология / Под ред Б В Петровского М Медицина, 1984.

Beпzеr H., Frey R., Hugin W., Mayrhofer O Lehrbuch dor Anaesthesiolo^ie Reanimation mid Intensivetherapie.— Berlin: SpringerVerlag, 1977